Статья "Защита наносит ответный удар" в газете "Известия. Волга-Каспий"


Защита наносит ответный удар

В Астрахани начался новый этап информационного противостояния перед «битвой за приговор» в Верховном суде

Не успели улечься судебные страсти по уголовному делу бывшего начальника УБОП Астраханской области, осужденного на пожизненный срок, как регион всколыхнула опубликованная в журнале «Русский Newsweek» статья под эффектным названием «Лихие нулевые». Материал не оставил равнодушным никого: адвокатская палата Астраханской области направила в редакцию требование опровергнуть статью, задевшую профессиональное достоинство погибших коллег. В свою очередь следственное управление напомнило московским журналистам об уголовной ответственности за нарушение неприкосновенности частной жизни граждан. А простые жители области с удивлением узнали, что осужденный за убийства полковник, оказывается, был их главным защитником от бандитов.

Откуда «ушки» растут?

«ИЗВЕСТИЯ, Волга-Каспий» не раз рассказывали об уголовном деле, возбужденном в отношении Рината Салехова и его подельников. Напомним, что в начале июня астраханский областной суд на основании единогласного вердикта присяжных приговорил бывшего главу регионального УБОП Рината Салехова к пожизненному сроку, признав его виновным в нескольких убийствах и ряде должностных преступлений. Соучастникам, среди которых четверо его подчиненных и пятеро представителей криминалитета, по совокупности предстоит провести за решеткой почти 90 лет. С того момента следствие возобновило расследование ряда «висяков», на причастность к которым сейчас проверяют Салехова и его подельников. А защита бросила все силы на обжалование приговора в кассационной инстанции.

Мы не беремся судить об истинных причинах появления «Лихих нулевых» - заказ ли это или творческая инициатива журналистов «Русского Newsweek». Материал, бесспорно, написан интересно: не посвященный в тонкости салеховского дела подобные подробности знать не мог. Тогда, спрашивается, откуда? Если по приезде в Астрахань москвичи не обращались в органы за комментариями.

- Любое расследование, как процессуальное, так и журналистское, должно проводиться объективно, достоверно, на основе состязательности сторон, - говорит руководитель следственного управления СК России по Астраханской области Сергей Бобров. - Фактически же каждый из этих принципов был нарушен автором статьи, где получила отражение точка зрения лишь стороны защиты, с представителями которой московские журналисты встречались лично. До непосредственного общения со следователями и криминалистами, прокурорами и экспертами, оперативными сотрудниками уголовного розыска и службы безопасности, – всеми теми, кто вложил свои знания, опыт и время в раскрытие самых громких и дерзких преступлений, совершенных за последнее десятилетие в Астрахани, - столичные гости не снизошли.

- В России еще не было подобного прецедента, когда в небольшом городе так жестоко расправлялись с адвокатами, - говорит о громких убийствах своих коллег президент Адвокатской палаты Астраханской области Валентина Малиновская. – Это были честные, высокопрофессиональные люди, которые попытались открыть обществу глаза на истинное лицо Салехова. Рассуждая о процессе уголовного дела бывшего начальника УБОП, московские журналисты в погоне за красным словцом указали: «на другой скамье – потерпевших - оказались люди, чьи фамилии до сих пор у большинства местных жителей вызывают ужас». Это кощунственно с точки зрения морали и клевета с позиции уголовного права по отношению к памяти погибших, к чувствам их родственников и тех, кто чудом остался жив – например, адвоката Людмилы Прокофьевой, на глазах которой убивали ее коллег.

И вправду, детально описывая события убийства криминального авторитета Вячеслава Беланенко и совладельца ОАО «Астраханский рис» Виктора Степанова, автор не удосужился элементарно подсчитать: из пяти вмененных Салехову и его соучастникам убийств трое потерпевших были адвокатами, и еще один – случайным свидетелем преступления. Но журналисту столичного СМИ явно невыгодно упоминать об этих людях, убитых цинично и с особой жестокостью. Об адвокате Игоре Розенберге - его изрезали ножами на рабочем месте в день, когда он добился возвращения на дополнительное расследование дела его подзащитного Мимбулатова, позже оправданного по сфабрикованному убоповцами обвинению. Об адвокате Сергее Жалилове, который в момент расправы над Розенбергом самоотверженно бросился на помощь другу. О московском адвокате Евгении Замосковичеве, который погиб от пули в день, когда получил видеозапись передачи Салехову от криминального семейства Степановых взятки в 600 тысяч долларов.

Повернуть дело вспять

Поражает и другой факт: насколько оперативно наша исправительная система снабжает осужденных свежей прессой. Причем не банальными черно-белыми «ежедневками», а дорогими глянцевыми изданиями, которые не в каждом киоске-то купишь. Дело в том, что статья «Лихие нулевые» вышла в «Русском Newsweek» 30 августа, а уже 1 сентября в прокуратуру Астраханской области от нескольких осужденных «бригады» Салехова словно под копирку стали поступать жалобы: мол, в московском расследовании верно сказано о ненадлежащем составе коллегии присяжных и давлении на них, что повлекло вынесение необъективного вердикта. По версии журнала, некоторые присяжные заседатели намеренно скрыли наличие судимости – своей и своих родственников, а старшине коллегии Владимиру Краснову неизвестные и вовсе надавали тумаков у дома, после того как тот на одном из заседаний крикнул: «Свободу Григоршеву». Именно на эти обстоятельства ссылается в жалобах сторона защиты, требуя от Верховного суда отмены приговора. Вот только мы в отличие от столичной прессы не поленились ознакомиться с материалами судебных слушаний и процессуальных проверок.

Действительно, у некоторых присяжных когда-то были проблемы с законом. На этапе формирования коллегии значилось около 50 претендентов. Однако именно тот состав, который выносил вердикт Салехову и его подельникам, выбрали и сторона защиты, и сторона обвинения. Хотя и те и другие могли еще на предварительном этапе отвести кандидатуры, вызывающие недоверие. Когда создавалась коллегия присяжных, кандидатов спрашивали и об их судимости, и о судимости близких родственников, о причинах, которые бы позволили усомниться в вынесении вердикта. После такого вопроса самостоятельно отказался участвовать в процессе бывший милиционер полка ППС, который дежурил на вахте в УВД и лично знал некоторых подсудимых.

Что касается присяжных, на коих пытается сыграть столичная пресса. Один из них своей судимости на стадии формировании коллегии не скрывал, тем более его условный срок уже давно был погашен. У другой присяжной действительно судимы оба сына, но старший несколько лет как погасил назначенный ему штраф и считается «юридически чистым», а младший осужден был уже после формирования коллегии присяжных. Причем о его условном сроке мать сама узнала только полгода спустя. У третьей присяжной осужден был муж, но еще 12 лет назад. Именно поэтому женщина промолчала на вопрос о наличии судимых родственников – в местах лишения свободы у нее на тот момент никто не значился. В отличие от московских журналистов мы не стали указывать в статье имена и фамилии присяжных - право на неприкосновенность частной жизни закреплено Конституцией России. А распространение в СМИ сведений, составляющих личную или семейную тайну человека, к коим относится и информация о судимости родственников, влечет за собой уголовную ответственность.

Тайна фонаря под глазом у присяжного

Интересная история складывается сегодня с бывшим председателем коллегии присяжных Владимиром Красновым. Якобы он, изучив обстоятельства непростого дела, убедился: дело против Григоршева и других убоповцев сфабриковано. О чем он и выкрикнул, как пишет столичный глянец, в суде. А вечером того же дня в подворотне Краснова поджидали двое, да так залепили в глаз, что утром он не смог явиться в суд и был заменен на другого присяжного. Конечно, подобная версия гладко вписывается в предложенные москвичами обстоятельства. Но как быть с реальными фактами? Соседи Краснова рассказали нам, что этот товарищ – любитель выпить. Когда утром сотрудники Центра организации госзащиты приехали выяснять, почему же Краснов не явился к месту общего сбора присяжных, оказалось: тот уже какие сутки обмывает смерть своей собаки. Ни бланша под глазом, ни других побоев на тот момент у Краснова не было. Появились они недели две спустя, когда дядя Вова, давно уже исключенный из числа присяжных, во дворе своего дома пытался разобраться по пьяной лавочке с таксистом.

Тем не менее изложенная в статье версия о нападении требовала незамедлительной проверки. Четыре дня подряд сотрудники милиции дежурили у дома Краснова, чтобы застать его трезвым и взять объяснение, что же в действительности помешало ему участвовать в громком судебном процессе. На пятые сутки хмельной товарищ смог-таки произнести нечто внятное, вот только говорил он словно по заученному тексту из журналистского расследования москвичей. Позже Краснова опросили уже при участии экспертов, было назначено психолого-лингвистическое исследование, которое однозначно показало, что про нападение неизвестных товарищ врет. Отметим, что каждое судебное заседание фиксируется секретарем в обязательном порядке. В день, когда Краснов якобы кричал «Свободу Григоршеву», никаких инцидентов в зале суда не происходило. Странное несовпадение.

- Проведенная нами проверка формирования коллегии присяжных нарушений не выявила, - официально заявили в прокуратуре Астраханской области. - А определение законности состава коллегии и вынесенного на основании вердикта присяжных приговора – исключительная прерогатива Верховного суда Российской Федерации. Как и решение вопроса о статусе судьи Ольги Ковалевой, чье назначение на должность указом президента России, несомненно, состоялось по результатам тщательной проверки компетентными органами ее личности, окружения и родственных связей (сторонники Салехова пытаются сыграть и на том факте, что у Ольги Ковалевой якобы за браконьерство судим отец).

Не Робин Гуд

До сих пор в органах внутренних дел остались симпатизирующие Ринату Салехову бывшие коллеги, считающие его борцом за справедливость. Именно они, видимо, и рассказали московским журналистам о том, как местное УБОП старательно и даже сверхэффективно работало против астраханских группировок Даташова, Степановых и Беланенко. Такая активность сделала бы подразделению честь, однако есть два «НО». Во-первых, таким образом убоповцы отрабатывали свои обязательства перед двумя другими группировками, которым обеспечивали «крышу». А во-вторых, ряд «раскрытых» преступлений, ими же инсценированных, сегодня заставляет усомниться в обоснованности приговоров по делам об убийстве хозяйки кафе Румии Аскаровой, вице-мэра Астрахани Сергея Нахшунова и других. Это не упрек в адрес следствия или суда – они ведь по большей части работают на основании материалов, которые представляют им оперативные подразделения. Как пример «эффективной» работы УБОП - осужденные за разбойное нападение форточники, которых сначала сотрудники этого подразделения Крашенинников, Семилетко, Абрамовский и Хансеверов подтолкнули на квартирную кражу, а в момент проникновения задержали как опасных рецидивистов.

Изучив статистику, мы выяснили, что за пять лет нахождения Салехова в должности начальника УБОП численностью в сотню сотрудников раскрыто всего 269 преступлений из 686, совершенных ОПГ. То есть средняя раскрываемость не превышала и 40%. Это при том, что на сотрудника в год приходилось чуть больше одного преступления. На их счету лишь 3 раскрытых убийства, 45 краж, 12 грабежей и 14 вымогательств. А вот по «профильным» статьям о бандитизме и организации преступного сообщества – целых 9 и 10 дел соответственно, ни одно из которых не подтвердило свою квалификацию в суде.

- За несколько лет цифра выявленных сотрудниками УБОП особо значимых преступлений действительно едва достигла 100, - подтверждает бывший оперативный сотрудник УВД Астраханской области. - Получается, отстрелы были, и не единичные, вот только из них – ни единого раскрытого преступления. Понятно, что сейчас сторонники пытаются представить его в глазах простых людей как ярого борца с криминалом. Мол, арестовали честного мента, который один противостоял коррупционерам, волгоградским браконьерам и пришедшей в регион ОПГ «Казачата». Вот только несостыковки сплошные: Салехов никогда не возглавлял бюджетную комиссию при администрации области, а широкомасштабная акция УБОП по поимке волгоградских браконьеров закончилась задержанием банды, состоящей всего из одного человека, у которого в доме обнаружили лишь несколько сетей. Да и гражданин Стариков по кличкеКазакбыл убит в апреле 1993 года в Ворошиловском районе Волгограда, после чего созданная им группировка фактически перестала существовать.

Действительно, в расследовании москвичей еще масса «спотыканий» на мелких фактах. Осведомленные люди улыбаются, читая строки про русоволосого осужденного Владимира Григоршева. Помнится, при задержании, во время следствия, да и на суде молодой опер был смуглым брюнетом.

- Заинтересованный в глубоком исследовании темы журналист непременно бы обратился за комментарием в следственные органы, - отмечает Сергей Бобров.- И смог бы вместо домыслов и слухов оперировать фактами. Например, рассказать читателям, что в настоящее время мы возобновили расследование еще двух нераскрытых дел прошлых лет - убийства в 2001 году учредителя деревообрабатывающего комбината Олега Ларионова и директора курортного комплекса «Тинаки» Германа Тарасова. Тщательно проверяется причастность к этим преступлениям Салехова, который в то время работал в подразделении по борьбе с экономическими преступлениями.

Поражают и спекуляции столичных журналистов: якобы Салехов в действительности скромен в быту и беден, раз родители погибших по его вине в ДТП ребят до сих пор не получили компенсации. В следственном управлении отмечают, что денег, обнаруженных в барсетке полковника в момент задержания, хватило бы на всех пострадавших с лихвой. Вот только до вступления в силу приговора по основному делу на все его немалое имущество наложен арест.

Астраханцам, которые с ужасом вспоминают беспредельные нулевые – как у предпринимателей горели машины, как из бизнеса «выкачивали» деньги за крышевание, как делилась территория, как девчонок затягивали в притоны, - с лихвой хватило этого времени. Тогда об этом лишь шептались, боясь гнева и расправы «черного» полковника. Сейчас в регионе относительно безопасно. Понятно, что бытовых преступлений не избежать. Да и единичные отморозки, сотрясающие спокойствие, были и будут всегда. Но сегодня коммерсанты, страдавшие от «промысла» Салехова, готовы подписаться под благодарностью за то, что город зачищен от беспредела УБОП. Вот только ни безвинно погибших ребят в ДТП, ни адвокатов, чье честное имя сегодня поставлено под сомнение, не вернуть.

"Известия. Вогла-Каспий" №201 от 27.10.2010